Доктор Самчук: мамин «механизм защиты» – самая сильная стимуляция родов

Пётр Михайлович Самчук

Пётр Михайлович Самчук

Какие вопросы беспокоят будущую мамочку? Пол и здоровье будущего малыша, его распашоночки и пинеточки, вид коляски и размер кроватки. Пока вещевой частью вопроса упоённо занимаются бабушки, тётушки и дедушки, будущие мамочки чаще всего сосредотачивают центр вселенной там, где и полагается – на своём чреве, в котором растёт и развивается естественное и необыкновенное чудо природы — обожаемый малыш. Любая мать желает, чтобы чадо росло здоровым, розовощёким, без патологий и хронических заболеваний. И, понимая, как важен в этой цепочке процесс появления малыша на свет, любая беременная женщина задумывается: как, где и с чьей помощью родится её ребёнок?

И тут в мечтательно-философский процесс выбора активно вмешивается разнообразие вариантов. Интернет, соседки, знакомые, «умные» книжки, а ещё «у мамы на работе одна тётка так рожала». Голова идёт кругом: роды дома или в больнице, на суше или в воде, по Лебоеру или Одену, с мужем или без, с участием врача в родах или без такового вообще. Что уж говорить о теориях, предлагающих вынашивать ребёнка, «пока не надоест» — 42–44 недели, ненадолго отставая по срокам от косуль, барсуков, буйволов и двугорбых верблюдов.

Сегодня эту тему мы обсуждаем с Петром Михайловичем Самчуком, практикующим врачом акушером-гинекологом, хирургом-экспертом высшей квалификационной категории. Доктор Самчук — профессор, доктор медицинских наук, академик РАЕН, профессор кафедры акушерства и гинекологии Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова.

Мы начинаем серию интервью с доктором Самчуком, в которой будем обсуждать насущные, важные, тонкие вопросы, связанные с жизнью и здоровьем матери и ребёнка.

 — Пётр Михайлович, а как вы относитесь к учению Одена*?

(Примечание. Мишель Оден, французский врач, организовавший в родильном отделении клиники в городке Питивье в предместьях Парижа такой особый дух для рожениц, который казался ему наиболее естественным. Женщины могут рожать в любой позе, даже в воду, а медики только наблюдают и вмешиваются в самом крайнем случае.)

— Никак не отношусь.

 — Как Вы считаете, намеренно ли Оден избегает ситуаций, при которых может понадобиться кесарево сечение?

— Нельзя избегать того, что показано по разумным медицинским показаниям. Я понимаю, что иногда можно принять роды, делая вид, что все очень разумно, естественно, правильно, но в конечном итоге мы не по этому должны судить, как врач принимает роды и что он при этом делает, а по конечному результату. Как после этого себя ведёт ребёнок? Как он себя чувствует? Какой у него сон ? Как он развивается, когда он в школу пошёл? Разговаривает ли он с детишками и вообще – вовремя ли он начал говорить? Вот что самое главное.

На сегодняшний день сильно изменилось отношение к срокам родоразрешения. Раньше мы считали, например, что можно носить до 42–43 недель. И, собственно говоря, никаких проблем в этом нет. Беременная в итоге может родить и на 42-й, и на 43-й неделе, и для неё в этом абсолютно никаких проблем нет. Но неонатологии, педиатры о существующей на этом фоне проблеме заговорили первыми. Они проанализировали и посмотрели: что же происходит с детишками, родившимися позже 41–42 недель? Как они себя чувствуют? И оказалось, что частота неврологической симптоматики у таких детей в десять раз выше, чем у тех, кто родился вовремя.

 — То есть, фактически эти дети «пересидели»? И каков у таких малышей риск гипоксии?

— Вы правильно упомянули гипоксию. Резко, в разы, возрастает риск гипоксии. Мне пару дней назад сообщили о случае поступления беременной в один из родильных домов. Пациентка наблюдалась в женской консультации, все, как положено. И, видимо под впечатлением услышанного где-то мнения, что можно досиживать до 42–43 недель, она сидела. Потом наступили 42 недели, началась 43-я, и она приехала в родильный дом. В итоге, когда начали ее обследовать, оказалось, что признаки гипоксии* уже налицо. Даже то состояние, с которым она приехала, уже требовало экстренного родоразрешения. Подожди она дома ещё полдня или день, ребёнок мог погибнуть. Ребёнка извлекли путем операции кесарево сечение: мекониальные* околоплодные воды, весь в зелени, малыш в состоянии гипоксии.

(Примечание. Гипоксия – состояние, возникающее при недостатке поступления кислорода в организм плода. Проявляется в качестве нарушений в работе центральной нервной системы. Последствия гипоксии бывают весьма тяжёлыми: гидроцефалия, задержка психомоторного и психического развития, гиперактивность, вегетативно-сосудистая дистония, эпилепсия, поражение черепно-мозговых нервов.

Мекониальные – загрязнённые меконием, первородным стулом ребёнка, околоплодные воды зелёного цвета. Аспирация мекониальных вод плодом может привести к серьёзным последствиям, например, к тяжёлой аспирационной пневмонии, дыхательной недостаточности).

 — Можно ли уже сейчас оценить, каков ущерб для мозга этого новорождённого?

— Это произошло несколько дней назад. Надо подождать, чтобы оценить глубину последствий. Ребёнок помещен в реанимацию. Компенсаторные возможности новорожденных очень велики. Будем надеяться на благоприятный исход. Весь адекватный мир сейчас пошёл по пути: 39–40 недель – значит, нужно думать о родах. Не обязательно сразу стимулировать, резко возбуждать родовую деятельность. Но на этом этапе мы, врачи, должны уже серьёзно оценить ситуацию: что можно сделать, может подготовить шейку матки, подготовить организм. Точка отсчёта, в любом случае, уже пройдена.

 — Встречались ли Вам случаи, когда женщина, понимая всё про эту точку отсчёта, сама себя убеждала, что пора рожать, и начинались схватки?

— Это очень важный момент – такое самоубеждение. Много раз приходилось объяснять: ты, мол, девушка милая, и с тобой ничего не произойдёт, но ребёнку твоему уже внутри плохо. Насколько это плохо? На пятьдесят процентов, на тридцать, на сорок, на десять? Ты бы хотела, чтобы у твоего ребёнка мозг работал на десять процентов хуже, чем надо? Любая мать скажет: «Да что Вы! Зачем это нужно?» И у многих действительно включается механизм защиты, мамин механизм защиты. И управление этими процессами включается так, что мама «из своей головы», включает естественную стимуляцию родовой деятельности. Роды начинаются в срок.

 — А задерживать процесс родов у Вас когда-нибудь получалось?

— Женщина может ускорить, а может немного задержать этот процесс. Я в этих женских возможностях не раз убеждался. Мы просто пока не умеем управлять этими тонкими механизмами. Если б научились, то проблем со слабостью родовой деятельности или стимуляцией не было бы. Например, уезжаю я куда-то в командировку, а у меня несколько пациенток, которые вот-вот должны родить. Но командировку – симпозиум, конференцию — отменить невозможно, а сроки совпадают, плюс-минус два-три дня. Я улетаю, скажем, сегодня, возвращаюсь завтра или послезавтра. Всем пациенткам, которые «на подходе», я говорю: «У вас срок ещё несколько дней!». Я, конечно, страхуюсь на всякий случай, оставляю контакты другого врача, но… Звонки случалось принимать на трапе самолёта, уже вернувшись: «Вы прилетели? Тогда мы едем в роддом!»

Неважно, по какой системе вы будете воспитывать малыша. Вмешаются ли в вашу жизнь Спок или Монтессори, японская или израильская система воспитания, селф-мейд или вальфдорская педагогика. Главное – сделать всё правильно и разумно на самом старте, когда малыш только приходит в этот мир, чтобы радовать и радоваться. Очень важно заранее продумать, каким будет его появление на свет, когда и где это произойдёт, кому вы доверите принимать решение, от которого будет зависеть здоровье крохи.

(с) для сайта http://www.ssamchuk.com

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.